Хорошему любовнику нос не мешает

Виктория Уникель, шоу ПЕРЕРОЖДЕНИЕ

Дело не в том, что они не способны увидеть решение.

Дело в том, что они не могут увидеть проблему.

— Гилберт Честертон

 ЮжныйКавказ, Ближний Восток и Балканы являются теми местами, где сходятся «тектонические плиты» цивилизаций и интересы ведущих мировых держав.На пространственно-временных рубежах «параллельных миров» нередко возникают конфликты. Проблема политического конфликта — одна из самых актуальных проблем современного политического пространства. Распад СССР и вызванные этим процессом изменения на геополитической карте Евразии привели к ряду региональных конфликтов, многие из которых продолжаются и по сей день.

 Риски для безопасности на Южном Кавказе создаёт, прежде всего,  отсутствие прогресса в урегулировании карабахской проблемы, этой самой кровоточащей и первой в СССР публичной межнациональной конфронтации. Нагорно-карабахский конфликт, длящийся вот уже два десятилетия, по масштабу и последствиям стал самым крупным региональным конфликтом на постсоветском пространстве. Война, вспыхнувшая в 1991 году, привела к гибели 20 с лишним тысяч человек, более миллиона стали беженцами. С тех пор карабахский вопрос — незаживающая рана в отношениях между двумя странами. Армения и Азербайджан  фактически стали гомогенными моноэтническими образованиями. Кроме того, политическая жизнь обеих стран во многом зациклилась на карабахской проблеме, стала вращаться почти исключительно вокруг неё.

Ситуация в зоне карабахского конфликта в настоящее время характеризуется весьма чётко проявляющейся «гонкой вооружений». Агрессивная риторика конфликтующих сторон и возможность поспешных и необдуманных действий сторон грозит разрушить тот хрупкий мир, который сохраняется в зоне конфликта после заключения в 1994 году соглашения о прекращении огня. Вместо того, чтобы приступить к содержательному и системному диалогу, стороны всё активнее занимаются обменом провокационными заявлениями и действиями, наращивают оборонные бюджеты. Участились нарушения режима прекращения огня, продолжается взаимная демонизация, политический конфликт трансформируется во всё более углубляющееся противостояние народов.

Перемирие между Азербайджаном и Арменией держится исключительно благодаря сложившейся системе военно-политического баланса сил сторон. Сохранение «статуса-кво» сопровождается качественными сдвигами общественного сознания. Постепенно обесцениваются традиции добрососедства, что ведёт к существенному уменьшению миротворческого потенциала. Жители стран региона стали заложниками политической ситуации, которая привела к застою в обществах, проблемам в гуманитарной, образовательной, правозащитной сферах. Кажущаяся региональная стабильность поддерживается инерционным ростом конфликтности, расширением и углублением зоны действия стереотипов истории и сущности конфликта, стереотипов врага и стереотипов будущего (самообмана «окончательной победы»). 

Потеря механизмов противостояния узким националистическим идеям и укоренение ксенофобии в обществе, неэффективность политических процессов урегулирования конфликта создают условия безальтернативности общественного выбора между миром и войной. Любой скоропалительный и не гарантированный целым рядом предварительно ратифицированных межгосударственных соглашений отход от сложившихся реалий приведёт к немедленному нарушению баланса сил и спровоцирует возобновление боевых действий с катастрофическими последствиями.

Необходимо отметить, что подавляющее большинство исследователей ограничиваются рамками анализа конфликта двух государств, не рассматривая Нагорно-Карабахскую Республику (НКР) как политический субъект. Между тем, игнорирование этого важного политического игрока мешает формированию адекватных представлений о перспективах урегулирования одного из самых крупных и затяжных кризисов на постсоветском пространстве. Признание НКР самостоятельным политическим игроком вовсе не тождественно её признанию как субъекта международного права, это лишь констатация политической реальности, сложившейся в конфликтном регионе. Разработчики планов карабахского урегулирования (Международная группа по предотвращению кризисов, ОБСЕ и другие) даже не пытаются взять в расчёт, что интересы НКР и Армении далеко не всегда и не во всём совпадают.

Для разрешения Карабахского конфликта в марте 1992 года была создана Минская группа ОБСЕ, в которую входят 13 стран, включая трёх сопредседателей: Россию, США и Францию. После многих лет тщетных переговоров в 2004 году был создан новый формат встреч — Пражский процесс, предусматривающий прямые двусторонние контакты министров иностранных дел Армении и Азербайджана. Анализируя деятельность Минской группы в соответствии с задачами, поставленными перед ней, можно сделать вывод о недостаточной эффективности её работы.

В ходе затянувшихся на два десятилетия переговоров в рамках Минской группы от сторон конфликта не удалось добиться обязательств по исполнению положений документа от 2007 года об основных принципах урегулирования.  Ключевые элементы планов урегулирования конфликта включали: вывод сил Нагорного Карабаха, поддерживаемых Арменией, из районов Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха; отказ Азербайджана от применения силы; введение международных сил по поддержанию мира; возвращение перемещённых лиц; возобновление торговых отношений и открытие путей сообщения.

Процесс урегулирования  в настоящее время строится на так называемых Мадридских принципах. Они подразумевают, что народ Нагорного Карабаха имеет право на самоопределение, однако для этого в регион должны иметь возможность вернуться этнические азербайджанцы. Сейчас это невозможно, так что первый шаг на этом пути — появление коридора, связывающего Нагорный Карабах с территорией Азербайджана. В карабахском конфликте не присутствуют миротворческие контингенты, лишь несколько офицеров от ОБСЕ периодически выезжают на линии разделения. В реальности тема воинского контингента стран ОБСЕ в Карабахе пока далека от внесения в повестку дня урегулирования.

Деструктивные подходы к мирному процессу демонстрируют как Ереван, так и Баку. Алгоритмы дипломатий двух государств выражаются  в том, что  Армения затягивает переговоры, а лидеры Азербайджана эксплуатируют, не зная меры, милитаристскую риторику. Из-за непреклонной непримиримости противников найти решение трудно.

Одним из препятствий к достижению компромисса  можно назвать  внутриполитическую ситуацию в Армении и Азербайджане. В отличие от начальной фазы, сейчас Карабахский конфликт может приносить политические дивиденды, а позиция в отношении Нагорного Карабаха является одним из ключевых элементов предвыборных программ. В условиях пропаганды увеличиваются политические дивиденды от поддержания «статуса-кво». Кроме того, армянская пропаганда попадает в Азербайджан, и наоборот, что усугубляет ситуацию. Чтобы решить проблему политических дивидендов, необходимо скорректировать принципы работы Минской группы.

Карабахский конфликт, как и все кавказские противоречия, уходит корнями в толщу веков. Конфликтующие общества находятся в упадке,  неспособные  вдохновить  следующее  поколение  своими идеалами и целями. Понижение духовного уровня и культуры ведет к деградации общества практически во всех его измерениях. Обращаться не к кому. Потенциальные оппоненты необратимо зомбированы и  не желают слушать  никаких доводов. 

Политическая, журналистская, бытовая и академическая риторика в конфликтующих странах вращаются вокруг центральных мифообразующих сюжетов. Тонкая плёнка социального прогресса только маскирует местные особенности и  традиции отношений внутри семьи, между родами и кланами. Это не изъян, с которым нужно бороться, а условие жизни современных обществ Кавказа, Балкан, многих других территорий Европы и Азии, условие, с которым приходится считаться. Однако ретроспекции категорически вредны для миротворческого процесса. Нужно помнить старую и делать новую историю – это требование современного мира.

Сказанное прямо относится к причинам неудач в попытках урегулирования. У всех накопилась усталость несбыточных надежд — у посредников в не меньшей степени, чем у участников. Что касается остроты присутствия конфликта в СМИ, проблемы почти двух миллионов беженцев, сложности социально-экономической жизни обеих стран в качестве аргументов в пропаганде намеренно используются циниками в азарте уничтожающей игры и как информационное оружие, и в качестве ситуативного оправдания действий власти.

Политический хаос – вполне реальное будущее для стран региона, это давно  понятно всем участникам политического процесса. Но продолжает действовать инерционность мышления.  Никто не хочет думать о завтрашнем дне,  даже если огненную надпись на стене не замечать уже невозможно. Поэтому политические деятели предпочитают оставаться в плену  прежних привычных стереотипов:  всё зло от (армян, азербайджанцев – нужное подчеркнуть); борьба с ними — главная задача истинных патриотов, либералов, левых, правых, демократов, анархистов, антиглобалистов, защитников окружающей среды…Эта пропагандистская формула означает ту же духовную мутацию, что претерпела немецкая философия, породив фашизм — биологизацию ценностей.

Политическая мифология не менее сильна, чем мифология религиозная. Развенчание политических  мифов – занятие неблагодарное, но необходимое. Мы живём в эпоху неадекватных понятий. Принято говорить о несуществующем, как о реальном – это признают все участники политического процесса. Вот несколько примеров:

Миф: Демократия – самая прогрессивная форма устройства современного общества.

Реальность: Свержение монархии не привело к торжеству равенства и братства. В современном мире демократических обществ нет. Все декларированные демократии фактически – олигархии, а из 230 государств и самоуправляемых территорий, обладающих международным статусом, 41 государство имеет монархическую форму правления.

Миф: Образование как показатель цивилизованности равен миролюбию.

Реальность: Отношения между народами — не более чем отражение порядков, царящих в обществе. Самый высокообразованный и технологичный ХХ век одновременно стал самым кровавым в истории человечества.

Миф: Экономический рост и ВВП и пост потребления определяют лидерство страны, и это цель любой страны.

Реальность: Машины, сотворённые человеком и призванные облагодетельствовать его, вступили с ним в противоборство. «Мир стал ареной, на которой нации выступают подобно диким зверям, готовым разорвать друг друга», — утверждал в Фурье во Франции. «Мир стал полем соперничества из-за обладания богатством, территорией и властью» — вторил ему Оуэн в Англии. Та же самая вражда разъедает всякое общество, основанное на ложном принципе конкуренции и своекорыстных частных интересов. Беспредельно расширяя возможности производства, они вместе с тем порождали безработицу и нищету в невиданных прежде размерах.

Экономические теории имеют смысл только в определённом социокультурном пространстве. То, что создаёт фундамент благосостояния в одном социуме, при применении в другой культурной среде  приводит к разрушению существующего порядка.  Недостаточная компетентность, отсутствие геоэкономического мышления у политических деятелей явились причиной ряда  проигранных геоэкономических войн и  утопических «проектов возрождения» в странах с переходной экономикой.   

О нагорно-карабахском конфликте говорится и пишется очень много, однако его транзитная и природно-ресурсная составляющие стабильно «остаются за скобками». При этом в Нагорном Карабахе находятся 155 разведанных сырьевых месторождений — золоторудных, ртутных, медных, свинцовых, цинковых, самоцветных камней, гипсовых, мраморно-туфовых, минеральных вод, лечебных грязей. Вероятность обнаружения нефтяных месторождений в Нагорном Карабахе намного выше, чем в Армении. Нагорный Карабах — это важный транзитный перекрёсток, через его территорию достигаются кратчайшее расстояние и минимальные инвестиции при создании и использовании лоббируемого США и Евросоюзом трансконтинетального газопровода «Набукко» (Каспий-Азербайджан-Турция-Восточная и Центральная Европа). Упомянутые экономические факторы играют немалую роль в региональном конфликте не только между Азербайджаном и Арменией, но и между другими государствами и их компаниями, давно заинтересованными в овладении важными транзитными путями и природными ресурсами Нагорного Карабаха.

Тема природных ресурсов, их местонахождения, доставки, рынков сбыта вписана в конкретные пространства, где живут народы, пролегают конкретные политические, национальные, культурные, цивилизационные границы. За период, прошедший со времени развала СССР, страны Южного Кавказа в силу разных причин не приобрёли серьёзных стратегических позиций в глобальной геополитике, а их элиты обнаружили, что степень их свободы задана в рамках глобальных систем мировой власти.

Экономика является лишь инструментом в руках политики. Экономические показатели и расчёты в энергетической отрасли находятся в зависимости от более глубоких и неочевидных процессов. В последнее время стало ясно, что развитая экономика может решать или облегчать проблемы, однако многие источники человеческой неудовлетворённости не перестают существовать за грудами товаров. Политическая риторика  в большинстве стран носит лжепатриотический характер, восхваляя и ставя в исключительное положение «свой народ» и относя к «другим» все недостатки. Проблемы и политика никогда не связываются с такими первичными, основными факторами, как качества жителей отдельных стран, регионов или мира в целом. Не проводится никакого глубокого, содержательного качественного анализа того, смогут ли люди жить в гармонии друг с другом и с планетой в новом тысячелетии.

Как развивались базовые технологические уклады на земном шаре? На этот счёт есть целое направление, основанное на работах Кондратьева об экономических волнах. Существует пять технологических укладов, которые вписываются в длинные экономические волны. Первый, начавшийся с текстильной промышленности в Англии, 40-50 лет. Второй — железные дороги. Третий — электричество. Четвёртый — нефть, автомобилестроение, электроэнергетика. Пятый – информатизация и телекоммуникация. И сейчас начинается шестой. Большинство исследователей считает, что сердцевиной шестого технологического уклада являются нанотехнологии.

Когда речь идёт про экономику, люди непременно сводят разговор к нефти. Будто ничего другого не существует. Степень фиксации на нефти в обществе, у журналистов и наблюдателей кажется чрезмерной. Живут же как-то такие страны как Польша, Украина или Литва. Сознание ушиблено, успехи в экономике осознаются как следствие цены барреля. Безусловно, благодаря использованию продуктов переработки нефти стали возможными большинство технических достижений ХХ века.  Однако природные ресурсы оказались конечными, ограниченными и имеющими самостоятельную стоимость, связанную с многочисленными факторами не только экономического, но и геополитического порядка.

 Поиск альтернативных экономически эффективных источников энергии стал первоочередной задачей учёных всех стран, и на этом пути в развитых странах были достигнуты значительные успехи. Новая энергетика может уже в самом недалёком будущем стать экологически безопасным и экономически эффективным источником обеспечения растущего спроса на энергию. Потребность в нефти, а, следовательно, и её цена, будут падать. Для нефтегазовых стран это окажется большой проблемой.

 Согласно цивилизационной геополитике, благоденствие  государства  зависит  не только  от размеров  природного богатства, но также и  от соотношения  между источниками созидательной энергии человека и другими ресурсами. Рубежная коммуникативность  может либо служить стратегическим ресурсом  развития и духовного возрождения государства, либо привести к его распаду. Лучший антипод насилия — это духовное развитие. Необходимо лечить причины болезни, а не симптомы. Культура является надёжным средством сдерживания от движения к пропасти. Эта идея наиболее ярко выражена в работах актрисы, певицы, продюсера Виктории Уникель. Помимо развлечения, в них часто присутствует политический, социальный контекст. 

— «Шоу «Перерождение» аллегорически отражает историю возникновения Земли как планеты и формы жизни, с постепенной трансформацией — через образование религий, войны, катастрофы — к миру будущего, где в полной мере Бог ощутим как любовь» — говорит Виктория.- «Страны могут как грамотно пользоваться своими природными ресурсами, так и страдать от неправильной ресурсной политики – это одна из тем проекта. Со сцены, помимо музыки и визуального действия, идёт и энергетическое насыщение. Энергия нового мира аккумулируется и проходит через нас в зал. Поэтому, даже если не понятен смысл, то замысел всё равно реализуется. Интересно, что люди часто понимают смысл того или иного номера шоу только спустя несколько дней».

«Хорошему любовнику нос не мешает», гласит французская пословица, и в ней заложен глубокий смысл. Попытки найти пути социального развития в реальном географическом или экономическом  пространстве часто заканчиваются  рождением очередного мифа. Однако хорошему политику обстоятельства — не помеха, если есть политическая воля. Более того, хороший политик сам формирует обстоятельства, а не является их пассивной жертвой.  К сожалению,  во всех странах существует сегодня дефицит политиков, обладающих стратегическим видением, способных глобально мыслить и локально действовать в данном месте и социальном времени. Правительства для упрочения своей центральной власти провоцируют усиление конфликта, так как ситуация, близкая к войне, укрепляет единение народа и снимает большую часть экономических требований масс.

Никогда ранее долгосрочные перспективы развития цивилизации не определялись в такой степени решением проблем настоящего, а ошибки не грозили глобальной катастрофой и гибелью всей планете. Технический прогресс опережает биологические возможности человека в осмыслении его негативных последствий.Информационная цивилизация, в которую вступило человечество, предполагает принципиально  иное качество человеческого материала, на что справедливо обращал внимание итальянский экономист, бизнесмен и общественный деятель, основатель Римского клуба Аурелио Печчеи ещё на пороге восьмидесятых годов. Он предупреждал, что только качественный скачок во всей эволюции человеческого мышления и поведения способен проложить новый курс,  разорвав тот порочный круг, в котором мы оказались.

В наше время преимущества в конкурентной борьбе уже не определяются ни размерами страны, ни богатыми природными ресурсами или мощью финансового капитала — всё решают уровень образования и объём накопленных обществом знаний. Мы уже подошли к рубежу, когда относиться к вопросам общественного управления нужно с учётом реалий изменившегося мира. Глобализация сделала мир уязвимым, потому что прогресс технический не был адекватен прогрессу нравственному. Человеческое сознание не успело перестроиться, чтобы соответствовать тому искусственному миру, который оно само и породило.

 Чтобы понять будущее, необходимо  проанализировать настоящее и увидеть реальность через пограничные состояния «параллельных миров»  — людей, этносов,  цивилизаций. Анализ современных межэтнических конфликтов требует деконструкции, и  Карабахский конфликт – яркий тому пример. Абсолютно ясно, что этот конфликт не имеет военного решения. Согласно материалам XII заседания Координационного совета Юго-Восточной Европы в борьбе с минной опасностью, по самым оптимистичным прогнозам, после вооружённого конфликта 90-х годов прошлого столетия на полную очистку территории Азербайджана от мин нужно 30-40 лет. Последствия же нового военного сценария воистину ужасающи.

Силовая попытка «окончательного решения» со стороны Баку не принесёт ни мира, ни стабильности. Война несёт в себе неизмеримую опасность для всех стран региона и приведёт лишь к взаимной ненависти и страданиям невинных людей, к жертвам среди мирного населения, появлению новых беженцев и, в конце концов, к гуманитарной катастрофе на Южном Кавказе. В боевые действия с большой вероятностью будут втянуты Турция, Россия,  Грузия, где проживают многочисленные азербайджанская и армянская диаспоры. Азербайджан попадёт в «ось зла», утратив весь тот позитив, который наработан в отношениях с США и с ЕС.

Как заметил Альберт Эйнштейн, проблемы, созданные определённым уровнем сознания, не могут быть решены на том же уровне сознания. Политические проблемы Нагорного Карабаха не могут быть решены политическими методами — необходимы методы духовные.Вопросы, связанные с конфликтом,  неразрешимы, потому что неверно поставлены. Мы находимся в такой ситуации, когда мы вынуждены обратиться к более глубоким основам существования человека.

Защита жизни и защита мира — все мировые религии и абсолютное большинство этических систем признают эти ценности важнейшими. Для того, чтобы найти реализуемый способ разрешения конфликта, необходимо рассмотреть основные объективные обстоятельства, оказывающие на него существенное влияние. Исходя из специфичности затрагиваемой проблемы, эта информация в первую очередь адресована людям, цели которых не ограничены рамками этого мира, а уходят в область метафизики. Чтобы составить полное представление о происходящих процессах, нужно связать их с процессами на планете. Чтобы осмыслить ситуацию на планете, нужно выйти в область метафизики, и связать её воедино с окружающей действительностью.

Необходимо помнить, что политика – это, прежде всего, деятельность по предупреждению и разрешению конфликтов, «искусство жить вместе». Как говорят юристы, незнание законов не освобождает от ответственности.  Законы общественности, гражданственности и политики развиваются из духовного источника. Высшие Миры – это миры причин, и мы не можем в действительности понять Физический Мир, не понимая сил и причин, по отношению к которым все материальные вещи являются лишь следствием. Папа Римский Иоанн Павел II утверждал: «Там, где человек не опирается более на величие, которое связывает его с трансцедентностъю, он рискует допустить неограниченную власть произвола и псевдоабсолютов, которая уничтожает его».

Ложна та философия и та мораль войны, для которой война враждующих народов есть борьба света и тьмы, добра и зла. Никогда в войне свет и правда не могут быть исключительно на одной стороне, а зло и тьма на другой. Физическое насилие есть лишь выражение духовного состояния человека и мира. Всё материальное имеет лишь символическую, знаковую природу. Пацифизм  — это обман. Пацифисты хотят устранить следствие, оставив причину, уничтожить внешнее выражение, не изменив внутреннего существа. Лицемерие пацифизма состоит в желании избежать последствий зла, а не самого зла. 

Всякое убийство по внутренней своей сущности есть убийство духовное, а не физическое. Убийство духовное в тысячу раз страшнее убийства физического. Зло нужно искать не в войне, а до войны, в самых внешне мирных временах. В эти мирные времена совершаются духовные убийства, накапливаются злоба и ненависть, идёт война, отравляющая и растлевающая души людей. Почему это пугает людей менее, чем физические убийства на войне? Война не столько зло сама по себе, сколько связана со злом и является последствием зла более глубинного. И совершённые раньше духовные убийства в ней появляются в плане физическом. Противление злу есть необходимое условие эволюции.

Война есть опровержение рационалистического взгляда на историю, она более всего говорит об иррациональных, демонических силах в человеке. Война ведётся не только на ограниченных пространствах земли, не только в плане физическом. Она ведется во всех планах бытия, во всех иерархиях, она ведётся и на небесах. Взаимная демонизация народов преступна, потому что врагов среди людей нет. Враг — персонаж метафизического мира, оперирующий людьми через активацию их желаний.

Не добро и зло, не правда и ложь сталкиваются в карабахском конфликте, а два добра, две правды. Трагедия человеческой жизни коренится в столкновении ценностей разного порядка, в неизбежности свободного выбора между двумя одинаково дорогими ценностями и правдами, а не просто в столкновении отвлечённого добра с отвлечённым злом.

Справедливость — статическая, а не динамическая категория. Она требует мирового равновесия, а не динамического процесса, всегда протекающего в трагических столкновениях и муках. Динамический процесс истории есть столкновение и взаимодействие рас, племён и национальностей, их усиление и ослабление, их передвижение по поверхности земного шара, присвоение или утрата ими земель, перераспределение их роли и места на земле. Нет такой статики в земном существовании народов, которая на веки веков определила бы справедливые границы для них. Самые устойчивые и закреплённые места на земле приобретены путем динамики. И аннексии прошлого, которые мы воспринимаем в кристаллизованных результатах, не более справедливы, чем направленные против них аннексии будущего.

Братство нельзя создать на началах экономических и юридических, оно не вытекает ни из каких интересов и не может быть гарантировано никаким правом. Оно есть царство Духа. Истинный мир должен быть космическим миром, и истинное, реальное братство должно быть космическим братством. Пацифисты нашего времени (Минская группа ОБСЕ) хотят идти от внешнего к внутреннему и по пути совсем забывают о внутреннем. Истинный же путь есть путь от внутреннего к внешнему. Если пацифизм желает мира и братства народов, это должен быть подлинный внутренний мир, основанный на любви, и подлинное внутреннее братство, где будет побеждено зло.

Ещё Аристотель заметил, что цель любой войны — установление мира; две тысячи лет спустя Кант добавил: «Ни один мирный договор не должен считаться таковым, если при его заключении тайно создаётся основание для будущей войны». Предотвращение вооружённых конфликтов следует признать долгом всего мирового сообщества, так как оно не даёт мелким стычкам перерасти в серьезную войну планетарного масштаба.

Научно-технический прогресс выступает фактором усложнения духовной жизни общества и не сопровождается прогрессом нравственным. Он характеризуется свойством принципиальной непредсказуемости своих последствий, в ряду которых оказываются и деструктивные. История показала, что каждый новый век приносил гораздо больше жертв, чем предыдущий – такова была до сих пор динамика социальной жизни. Все те ужасы, которые происходили в разные периоды истории, достигли теперь такой концентрированной силы, что сдерживающих тенденций в войне вообще больше не существует.

Сегодня в мире накоплено уже столько ядерного оружия, что его хватит для десятикратного уничтожения всего живого на земле. Ядерная чума продолжает расползаться по миру. По оценке Стэндфордского университета (США), в котором создана самая большая база данных по украденным ядерным материалам, за последние 10 лет с предприятий бывшего СССР было похищено, по меньшей мере, 40 килограммов урана и плутония, а в США в разные годы бесследно исчезла почти тонна плутония, которого достаточно для изготовления 200 ядерных бомб. Аналогичные события происходили и в других странах. Существует и проблема контроля военными своих ядерных арсеналов. Поэтому любой «замороженный», но не решённый региональный конфликт потенциально может иметь глобальные последствия. Современное сверхоружие способно превратить любую войну в занятие, самоубийственное для всех втянутых в неё сторон. 

Технические достижения  цивилизации существенно ослабили  ограничения географического пространства.  В результате  усиления поляризации мирового хозяйства образовались наднациональные полюса экономического и технологического развития. С наступлением информационной эпохи  начала формироваться новая география, переходящая в трансцендентный мир  безграничных коммуникаций, образуемых на  рубежах многомерного пространства  природы,  человека и общества. Создав немыслимую прежде систему сообщения (спутниковой связи), техника привела к глобальному единению планеты. С этого момента началась история единого человечества; единой стала его судьба. Эпоха, когда сила мускулов ценилась выше интеллекта и ума, закончилась.В своем техническом измерении  мир оказался единым.

Сегодня виртуальное пространство  соединило  мир, в котором каждый может быть центром Вселенной. Устарели  многие геополитические концепции. В современном мире ни одна цивилизация, невзирая на её культурную специфику, не может избежать вовлечённости в глобальные процессы экономической и политической модернизации. В новейшей геополитике становится популярной  формула: «Кто  владеет информационными технологиями, тот владеет миром». Новый мировой порядок будет определяться технологическим контролем виртуального пространства.

Система аргументации, понятия, весь образ мышления  политических лидеров во многих странах мира вполне отвечают духу двадцатого  века, но никак не соотносятся с реалиями века двадцать первого. Масштаб мышления определяет использование государственного ресурса. В одном случае — для формирования ситуации в своей стране. В другом случае — для приспособления под кем-то созданную ситуацию. В мире есть силы, заинтересованные в уничтожении корней традиционных стран. Самый простой вариант ослабления — организовать процессы, расставляющие на ключевые места людей, по масштабу не соответствующих этим местам. Будь они хоть трижды честными, но если проблема лежит за рамками понимания этих людей, любые их действия будут вести к развалу страны.

Необходимая составляющая реалистичного мирного плана —  формирование положительного образа, разрушение образа врага. Огласка всего позитивного, что происходит в Азербайджане и Армении. В обеих странах есть множество примеров того, как проявляются лучшие человеческие качества. Очевидно, что для реализации поставленных целей нужны и совершенно новые требования к государственному управлению.  Объективная потребность в повышении качества, модернизации управления может быть конкретизирована как потребность более эффективного использования ресурсов, более чёткого целеполагания, ясного стратегического прогнозирования и планирования, а также создания новых механизмов реализации принятых решений.

Кризис идентичности (отсутствие понимания своей национальной задачи) является главным фактором разрушения любого народа. До тех пор, пока люди не смогут увидеть действительность такой, как она есть, а не такой, какой она была раньше или какой они хотели бы её видеть, им не постигнуть смысла собственной миссии в контексте мировой проблематики. Государство должно иметь новую, устойчивую, независимую от конъюнктуры идеологию, обогащённую историческим опытом народа и осознанием его места и задач во фрактальном «фильме мира». Именно новая идеология должна  обеспечить консолидацию общества, стать важнейшим источником согласия различных социальных и политических сил.

У людей есть потребность в мире, у правительств есть обязанность обеспечить эту потребность, и это уровень государственной политики. В случае с карабахским конфликтом имеют место отношения, требующие разбирательства, а не войны. Завершение войны подразумевает обязательное совместное проживание на карабахской территории армян и азербайджанцев, а также безопасное передвижение этих же представителей по территориям. Однако нужно быть близоруким, чтобы не видеть сложность реализации такого мира, после стольких лет ожесточения друг против друга. Этим представителям трудно будет жить на пороховой бочке Карабаха, когда любая малость может привести к массовой крови. Идея недопущения такого развития событий посредством зарубежных миротворческих сил — это недолговечная, малоэффективная мера. Должно быть не только политическое, но и социальное согласие конфликтующих стран по превентивному разрешению назревающей проблемы: обязательной интеграции этих этнических групп карабахцев, и народов вообще.

Урегулирование карабахского конфликта зависит от уровня доверия между сторонами, но ни о каком доверии не может идти речь, пока стороны продолжают заниматься мифологией и разжиганием ненависти. В условиях пропаганды, набирающей обороты за счёт вырождения гуманистических идей,  жизненно необходимо создать пространство прямого, неопосредованного общения. Националистический экстремизм разрушает нравственно-психологическое состояние граждан, государства и общества в целом, поэтому нужно приложить все усилия, чтобы он получил в обществе исключительно негативную окраску.

Духовная безопасность современного мира подразумевает сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, культурного потенциала людей путём нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению экстремизма и вызванных им социальных, межэтнических и религиозных конфликтов. Трём основным факторам роста экстремизма — незавершённой модернизации, неадекватной политике государств и появлению идеологов и организаторов экстремизма — должны противостоять три симметричных процесса в сфере модернизации общества, становления новой политики и появления идеологии антиэкстремизма.

Бездуховная власть опасна, безответственная политика — преступна. Необходимо выявлять подстрекателей, разжигателей ненависти между народами,  и призывать их к ответственности. Цена вопроса слишком велика. Ружьё, висящее на стене, рано или поздно выстрелит. У нас нет другого шанса, как снять это ружьё со стены, а на его месте повесить красивую картину. Искоренение иррациональной ненависти между людьми, угрожающей самой жизни на земле, нелегко, но возможно. В 21 веке это является социальной патологией, такой же, какой в 20 веке был фашизм.

© Милана Горенштейн

Короткая ссылка:   http://wp.me/pYsEi-aq

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s